МАЧЕХА всея Якутии-II: Нiкчема или прожектёр Тарасенко

МАЧЕХА всея Якутии-II: Нiкчема или прожектёр Тарасенко

МАЧЕХА всея Якутии-II: Нiкчема или прожектёр Тарасенко
Аналитика

13 декабря 2021, 10:00
Фото: Пресс-служба главы и правительства РС (Якутии)
Ни для кого в Якутии, да и для самого нашего «героя», не секрет, что фигура Андрея Владимировича Тарасенко для региона случайная, и можно сказать — проходная.

Хотя изощренные умы допускали возможную рокировку, когда глава республики Айсен Николаев переходит в федеральный центр, оставляя вместо себя во главе Якутии председателя правительства республики Тарасенко. Но эта интрига умерла, не успев толком пожить: якутяне в очередной раз показали фигу федеральному мейнстриму, проголосовав за КПРФ на госдумовских выборах. Не то чтобы народ Саха пылко возлюбил идеи коммунизма, но северяне имеют собственное мнение и, главное, не стесняются его выразить выпукло и ярко. Для Тарасенко это означает практически гарантированное фиаско, вздумай он пойти на выборы главы республики. После позорного проигрыша в борьбе за губернаторское кресло в Приморье, неудача в Якутии гарантированно поставит большой и жирный крест на карьере Андрея Владимировича.

Понятно без психологов

Не надо быть доктором психологических наук и профессором, чтобы понять: для проходной фигуры главным является достижение чего-то крупного и яркого. Из того, что годами и десятилетиями не могли добиться предшественники, и тем самым остаться в памяти людской. А для военного человека, офицера, пусть и обремененного вышеуказанными научными званиями, нужна безоговорочная победа на каком-то фронте, чтобы вернуться в первопрестольную под звон колоколов.

Первой пробой сил для Тарасенко на земле Олонхо стало строительство Жатайской судоверфи. Вообще-то судоверфь строилась и до него. И в строй её введут. Но что-то подсказывает, что случится это после того, как Андрей Владимирович покинет гостеприимную якутскую землю. Непонятно с чего, но экс-замруководителя Федерального агентства «Росморречпорт» Андрей Владимирович Тарасенко решил, что строят стратегически важное для республики предприятие не так, не там и вообще неправильно. Однако вскоре до стратега дошло, что строительство в условиях Крайнего Севера не совсем то же, что строительство на брегах Невы. Но главное — ввод в строй первой очереди объекта намечен на конец 2023 года. То ли к этому времени председатель правительства Якутии рассчитывает сменить статус, то ли иные резоны взяли верх, но к строительству судоверфи в Жатае он быстро охладел: зачем взбивать сливки, если их съедят другие?

Следующей точкой приложения энергии Андрея Владимировича стало обустройство паромной переправы «Нижний Бестях — Якутск» через р. Лену. Непрерывный поток совещаний, иногда с выездом на место, переговоры с перевозчиками, вбивание колышков и прочие атрибуты «горячей» работы Тарасенко привели к «прорывному» результату. С его нелегкой руки монополия на перевозки через Лену в обмен на внешнее обустройство паромной переправы досталась так называемому «Альянсу паромщиков». А тот сразу же начал устанавливать свои правила. До председателя правительства Якутии как-то не сразу дошло, что временные затраты перевозчиков на преодоление водной преграды зависят не от количества светофоров и наличия информационного табло, а от количества паромов, обслуживающих эту самую переправу. А как дошло, то и махнул рукой. Во всяком случае, этой осенью Андрея Тарасенко на переправе не видели. Да и новых паромов, которые могли бы построить на уже помянутой Жатайской судоверфи, на реке не появилось. Итог закономерен: водители автомобилей на паромной переправе в 2021 году теряли гораздо больше времени, чем год назад.

Большие амбиции

При всём при этом душа требовала размаха. Потому на третий раз взор председателя правительства Якутии обратился на север, точнее — на Северный морской путь. Размах — соответствующий. Строительство морского порта Тикси в Булунском районе — это вам не «мелочь по карманам тырить». И вновь совещания-заседания-брифинги потекли рекой. Срочные командировки в Тикси перемежались с не менее срочными командировками в Москву. Планов было громадьё: кроме собственно морского порта захотели дополнительно 300 километров трассы проложить, чтобы было что подвозить в порт. Но, как мудро заметил классик, очередная лодка разбилась о быт. Точнее, о суровую реальность. В разгоряченных очередным прожектом мозгах появилась первая мысль: а это всё зачем? В планах прагматичных ребят из Севморпути даже в горячечном бреду не могла зародиться идея сделать крюк в пару тысяч морских миль в угоду амбициям региональных князьков. А северный завоз в арктические районы Якутии за десятилетия налажен, и спокойно обходится без вложения дополнительных сотен миллиардов рублей.

Но широкая морская душа на то и морская, чтобы не обращать внимания на такие «мелочи», как экономическая целесообразность, себестоимость, отстроенные логистические цепочки и прочую сухопутную химеру. Четвёртый пытливый взор председателя правительства республики узрел Зеленомысский морской/речной порт. Тут же было придумано обоснование необходимости восстановления Зеленомысского порта — увеличить добычу каменного угля на Зырянском угольном разрезе до миллиона тонн, поднять все это добро по Колыме до п. Черского и оттуда забросать арктическим углем страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Уголёк-то хороший, коксующийся. Но тут уже мировая закулиса подставила ножку отважному якутско-приморскому мечтателю: страны АТР решили перейти на «зелёную энергетику» и вообще отказаться от каменного угля как энергоносителя. Не сразу, конечно, а лет через пять-десять, аккурат к тому времени, когда смелые планы Тарасенко должны стать явью. Ну и никуда не деться от того, что в официальных релизах очень стыдливо называют «трудностями с реализацией продукции, связанными с транспортной логистикой». В переводе на понятный язык сие означает: плохо, когда за морем телушка — полушка, да рубль перевоз. Хуже, когда телушка — пятерка, а перевоз в десятку выльется. Любому нормальному человеку понятно, что добыча угля на берегах Колымы будет в десятки раз дороже, чем не только на юге Западной Сибири (Кузбасс), но и на юге все той же Якутии (Южно-Якутский угольный бассейн), а про транспортировку вообще промолчим.

Пятую плюху опытному «логистику» неблагодарная Якутия влепила как раз по теме северного завоза. В начале осени официальные информагентства взахлёб превозносили «прорыв» на этом направлении. Правительство республики, ведомое твёрдой рукой Андрея Владимировича Тарасенко, решило в корне изменить схему снабжения арктических районов продовольственными товарами через АО «Якутоптторг». Дело благое и нужное. Создали сеть торгово-логистических центров, купили пароход и сбили цены на продукты. Правда, в собственных магазинах. И то, казалось бы, хорошо. Если бы не маленькое «но»: единственным учредителем АО «Якутоптторг» является Республика Саха (Якутия), то есть это фактически государственное предприятие. А если учесть все вложения госбюджета в это предприятие, то цена продуктов в якутской Арктике будет сопоставимой с ценами частников, а то и выше. Объем завозимых АО «Якутоптторг» в арктические районы грузов очень небольшой от общей потребности Северов в грузах. Так что попытка Андрея Владимировича сыграть роль спасителя населения северных районов от голода и произвола частных продавцов закончилась, мягко говоря, безуспешно. Неудобно напоминать бывшему главному экономисту и советнику Россельхозбанка, что любой товар в любом месте стоит ровно столько, сколько стоит. И лишь государство массированными финансовыми вливаниями может временно как-то скорректировать эту стоимость. В этом случае «временно», «массированными» и «как-то» — это ключевые и взаимосвязанные слова. При этом итоговая стоимость товара не меняется, а просто перекладывается на бюджет, то есть распыляется на всех якутян. Здесь пример АО «Якутоптторг» очень уж убедителен.

Горящий вопрос

Летом Якутия горела. На борьбу с природным катаклизмом встали все — и стар, и млад. Все, кроме как, по нашему мнению, председателя Правительства Республики Саха (Якутии) Андрея Владимировича Тарасенко. Судя по пресс-релизам, его личное участие ограничилось однодневным (!) пребыванием в сгоревшем селе Бэс-Кюель. Для этого его пришлось выдергивать из Зырянки, где он строил прожекты по захвату азиатского угольного рынка. Кроме этого, уезжал подышать свежим воздухом в благополучный в пожарном отношении Олёкминск, отобрав у огнеборцев столь необходимый им вертолёт. Что ж, бывает. Но председателю правительства непростительно не исполнять прямые поручения главы республики в части оплаты работы волонтёров-добровольцев, которые, не жалея сил и самой жизни, боролись с огнем. Соответствующие договоренности на высшем уровне региональной и федеральной власти были достигнуты ещё летом. Оставалось лишь утрясти некоторые вопросы межбюджетных отношений на уровне исполнителей, но правительству Тарасенко было недосуг. И это шестой крупный «косяк» премьера-варяга.

Но самым, пожалуй, циничным игнорированием поручений главы республики стала ситуация с обеспечением кислородом учреждений здравоохранения Якутии. Создаётся такое ощущение, что Тарасенко живёт в своей собственной вселенной. Ладно, не знал про «зелёную энергетику», забыл про северные расстояния и климатические особенности, где-то министры подвели. Но забыть про пандемию COVID-19, которая второй год бушует во всём мире? Ещё весной (!) глава Якутии Айсен Николаев дал прямое и чёткое указание правительству обеспечить лечебно-профилактические учреждения республики собственными кислородными станциями. Осенью, когда река Лена как-то неожиданно для Андрея Тарасенко стала замерзать, оказалось, что большая часть кислорода для больных ввозится из Хабаровского края, и половина больниц Якутии вот-вот окажется без жизненно важного для тысяч пациентов глотка кислорода. На прямой вопрос Айсена Сергеевича Андрей Владимирович начал что-то мямлить про 600 миллионов, которые он решил сэкономить. Возможно, просто от непонимания, что здравоохранение — самая консервативная сфера экономики любой страны. Врачи всегда должны быть готовы к худшему варианту развития событий. Допустим, вдруг придёт новый штамм коронавируса, и в борьбе с ним кислорода не будет хватать в том самом Хабаровске. Откуда тогда Тарасенко возьмёт кислород для якутян? Ответа нет. На Кавказе за аналогичный случай полетели головы. И не только премьера. Бог с ним, с Тарасенко. Приехал-уехал. Страшнее, что из-за этого могут страдать люди, так как некто решил сэкономить на кислородных станциях.

Из-за лесных пожаров в Якутии случилась нехватка кормов для скота. Решили, как обычно, закупить у соседей. Съездил Тарасенко и бодро отрапортовался: амурчане помогут. Не за так, конечно, за деньги. И потянулись вереницы большегрузных машин, нагруженных сеном от берегов Амура к берегам Лены. Но хотели, как лучше, а получилось — как всегда. Забыли про оплату водителям-перевозчикам. Обещают к Новому году.

За чей счёт банкет?

Вишенкой на торте кипучей деятельности Андрея Владимировича стала попытка реализации его давнишней, ещё со времен неудачного губернаторства в Приморье, мечты: строительство альтернативного «Артека». Инвестором выступает Якутия, которая за 42 миллиарда рублей построит на 47 гектарах приморского побережья детский круглогодичный лагерь на 1200 мест. Хороший проект, но для приморцев. Для них — и инвестиции, и рабочие места. Короче, все плюшки. Для якутян — головная боль, как содержать этот лагерь. Пример санатория «Бэс Чагда», что в Подмосковье, наглядно показывает, что содержание подобных объектов — штука крайне убыточная. И непраздный вопрос: чего ради высокопоставленный якутский чиновник радеет за другой регион? Неужели решил вернуться на малую родину, но уже губернатором? Вроде бы, дважды в одну и ту же реку не войти. Или для моряков эта народная мудрость — не указ? Но тогда почему за счёт Якутии и якутян?

Результат имитации бурной деятельности Андрея Владимировича Тарасенко в Якутии очевиден. Приглядитесь: между этими двумя фотографиями прошёл год и три месяца. На первом снимке видны энергетика, задор и желание свернуть горы. Люди внимают, верят и надеются, стоят плотной стеной за спиной командира. Это август 2020 года.

А вот на втором фото картина совсем иная. Немой вопрос в глазах усталого мужика: что я тут делаю? Собеседник отвернулся. Глава маленького наслега и вовсе не посчитал нужным уступить место председателю правительства республики. Это ноябрь 2021 года. Комментарии тут излишни.

И вот так, увы, во всём. Чего ни коснется Андрей Тарасенко, председатель правительства Якутии, - всё у него выходит через пень-колоду. Ещё хуже, что он так делает не нарочно. Старается человек, ночей не спит... Руководитель его секретариата не выдержала темперамента и широты морской души своего шефа, и сбежала в коммерческую структуру. Но ничего не меняется. Как страдал Андрей Владимирович, так и страдает сам, и мучает других.

Судя по фамилии, у Андрея Владимировича – украинские корни. Украиньска мова интересна, ибо иногда там бывают неожиданно меткие слова и выражения. Есть и такое – нікчема. Нікчема — ні на що не здатна людина. И перевод тут точно не требуется, всё понятно. Знающие люди в таких случаях рекомендуют смену климата.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter