Фото: "Новые Известия"

Губернаторы в России: бесправие не освобождает от ответственностиАналитика

27 марта, 12:07
Один день и четыре губернатора в отставке – так завершился обычный вторник 19 марта. Челябинская и Мурманская области, Калмыкия и Алтай получили новое руководство. Неожиданные "дворцовые перевороты" стали уже нормой для регионов. И устраивает их не только Кремль, сообщают "Новые Известия".

Скандальные, прошедшие в два тура выборы в Приморье, на которые были брошены колоссальные усилия, незапланированная и внезапная победа кандидата-спойлера Владимира Сипягина во Владимирской области и череда других политических событий - все это продемонстрировало, что принцип работы федерального центра с губернаторским корпусом должен быть заметно скорректирован. Схожим политическим симптомом становится и ситуация с кандидатом в губернаторы Санкт-Петербурга Александром Бегловым, которого поддерживает Кремль, но не принимает часть местных элит и заметная часть горожан, разочарованных его коммунальной политикой.

Во многом такое положение дел побудило экспертное и политическое сообщество к переосмыслению принципов функционирования современного российского института губернаторства в целом. "Новые Известия" решили исследовать вопрос.

К примеру, как отмечает директор Фонда изучения электоральных процессов и электоральной политики Илья Гращенков, стратегия работы с губернаторским корпусом обусловлена тем, что его стараются перестроить под новую концепцию – концепцию "корпоративного государства".

"После 1991 года РФ стала федеративным государством, где каждый субъект имеет свой уклад, а его глава – избирается. В 2000-е годы формировалась "вертикаль власти", когда при сохранении общих порядков и федеративности была попытка выстроить под Кремль политические аппараты губернаторов на местах, сделав их назначаемыми. Но поскольку и этот период себя изжил, то задумались о введении некой «корпоративной модели".

Однако есть и альтернативные мнения. Политолог Аббас Галлямов считает, что никаких признаков появления какой-то новой стратегии в отношениях Кремля с регионами не заметно. "Ставка, по-прежнему, на централизацию и лишение губернатора любых полномочий. Считается, что стоит только ослабить контроль, и в регионах начнётся хаос, сепаратизм и деградация. Эта точка зрения является важной составной частью той картины мира, которую Путин вынес из 90-х, поэтому пока он остаётся главой государства, здесь ничего не поменяется. Может быть только к рейтингам в Кремле будут относиться чуть более внимательно".

Согласен с Галлямовым и президент коммуникационного холдинга "Минченко консалтинг" Евгений Минченко, который отметил лишь, что: "Настрой на то, чтобы не рисковать теми кандидатами, у которых не высокие рейтинги, и не допускать их в следующий электоральный цикл, чтобы не было кейсов, на подобии тех, которые были во Владимире, Хабаровске и Хакасии".

«Губернаторские посадки»

Фото: "Новые Известия"

Однако далеко не увольнение является самой неприятной долей для глав регионов, впавших в немилость тех, кто может принимать решения об их судьбах. Сегодня никого не удивить губернатором-подследственным. С начала 2000-х дела на губернаторов возбуждались довольно регулярно, но, как правило, по не самым серьёзным поводам. Раньше суды были снисходительнее к представителям губернаторского корпуса. Из дел, возбужденных в период с 2000 по 2010 год, большинство закончились либо "условкой", либо прекращением за отсутствием состава преступления. С 2010 года по настоящее время ситуация иная – и статьи "тяжелее", и сроки реальнее.

Одним из самых резонансных итогов "зачисток" 2017 года стала смена власти в республике Дагестан, которая давно славилась тесными, нередко родственными связями между региональными элитами и бизнесом. Рамазана Абдулатипова сменил Владимир Васильев, который и провел массированную антикоррупционную кампанию.

Назначать или выбирать?

В СССР функционал главы области был закреплен за первым секретарем Обкома партии. Он выдвигался по партийной линии, то есть был назначенцем. Выборность губернаторов пришла в РФ в 1995 году, во времена президентства Бориса Ельцина.

В новую демократическую Россию потоком хлынули избирательные технологии, доселе не известные ни политикам, ни электорату. Во всей красе тогда процветали все возможные формы черного пиара. Нередкими были и заказные убийства на почве политической конкуренции. На губернаторские посты зачастую пробивался местный бизнес, чтобы сконцентрировать контроль региональных ресурсов в одних руках.

Во время президентства Владимира Путина в 2005 году главы регионов стали назначаться органами субъектов РФ по представлению президента России.

В 2012 году эту норму решили вновь пересмотреть, и перейти обратно к выборной системе. При этом новый законопроект, разосланный в субъекты РФ, подразумевал ограничения полномочий глав регионов двумя сроками.

С появлением избираемых губернаторов, потенциально имеющих крепкие связи в регионах, появился и институт их своеобразного контроля – полномочные представители президента в регионах (в 2000-м году на их основе был сформирован институт полпредов в федеральных округах). В середине 90-х Ельцин решился на этот шаг, чтобы контролировать региональную фронду и быстрее унифицировать региональное и федеральное законодательство.

Современный губернатор – «мальчик для битья»?

В этой связи встает полемический вопрос: быть может, губернаторы и нужны сейчас именно в качестве "мальчиков для битья" и громоотводов? С учетом современных технологий, весь процесс управления можно автоматизировать и виртуализировать до такой степени, что достаточно будет нескольких мониторов с трансляциями, и периодическими визитами для контроля ситуации на местах?

Сегодня положение губернаторов довольно специфично. Формально в последние годы и свобод, и обязанностей у губернаторов стало больше – на региональный и местный уровень периодически спускают новые полномочия, в основном в сфере соцобеспечения. Полномочия спустили, а вот средства для их выполнения – нет. Вышло так, что фактически федеральные власти просто спихнули с себя ряд обязанностей. Причем этого уже и не отрицают.

Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации: "На регионы по-прежнему возлагаются новые расходные полномочия. Зачастую они передаются регионам без должного финансового обеспечения"

Такой подход к передаче полномочий приводит к обратному эффекту: региональные власти сталкиваются с ростом дефицита собственных доходов и ростом зависимости от субсидий, субвенций и дотаций из федерального бюджета. В России только 13 регионов могут самостоятельно себя обеспечивать собственными доходами, остальные же вынуждены ждать "подачек" из Москвы. Губернаторы в итоге делают только то, на что дадут деньги федеральные власти.

А сейчас вообще самое главное требование для регионов – выполнение нацпроектов, принятых федералами. Исполнение любой ценой, независимо от финансовых возможностей региональных бюджетов. А потребуется регионам на это 4,9 трлн. рублей.

Перед губернаторами встал выбор: или выполнять майские указы, или выполнять социальные обязательства, возможно, ценой потери своей должности.

Глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров: «Мы сейчас на основании материалов из министерства финансов можем сделать вывод: сегодняшнее финансовое состояние регионов не позволяет им выполнять социальные обязательства в полном объеме... им сверху довели (задачи по инвестициям - прим. ред.) под которые они подписали соглашения, потому что у них все эти средства пойдут даже с учетом долга на социальные обязательства».

Иными словами, получается, что деньги у регионов есть либо на соцобеспечение, либо на инвестиции в рамках нацпроектов. Приходится выбирать – на всё денег не хватит.

Проблема усугубляется тем, что периодически меняются параметры межбюджетных отношений: в прошлом году, например, в федеральный бюджет стало уходить не 2%, а 3% из 20% от прибыли компаний из регионов. Согласно данным ФНС, в прошлом году налоговые доходы федерального бюджета составили 11 926,8 млрд. рублей, а доходы консолидированного бюджета субъектов РФ (региональные бюджеты + бюджеты муниципалитетов) – только 9 401,7 млрд. рублей. То есть в федеральный бюджет уходит 55,9% всех налоговых сборов из регионов. В 2017 году их доля была только 52,8%.

Фото: "Новые Известия"
Фото: "Новые Известия"
Фото: "Новые Известия"

Не нужно быть министром финансов, что бы увидеть, что самые "вкусные" налоги (НДС и НДПИ) прямиком уходят в федеральный бюджет, вообще не задерживаясь в регионах. А ведь именно эти налоги меньше всего зависят от кризиса: собираемость НДС всегда близка к 100%, да и добыча полезных ископаемых не стремится сокращаться. А вот прибыль компаний (а вместе с ней и налог на прибыль) очень чувствительна к состоянию экономики.

Так что ситуацию, происходящую сейчас с губернаторскими полномочиями, смело можно назвать «процессом изъятия самостоятельности». Они становятся лишь техническими фигурами, которые занимаются формальным исполнением данных им указаний.

Источник: Новые Известия