«Тут ещё работать и работать»: белгородский сапёр — о службе в СВО

14 октября 14:03
Фото: 1MI
Иван — уроженец Белгородской области, командир группы разминирования на Донбассе с позывным «Махмуд». Он рассказал, что в основном находят сапёры близ Мариуполя, часто ли подрываются местные жители и как они относятся к российской армии.

— Давно вы здесь?

Несколько месяцев. Я срочную службу проходил еще в 2004–2006 годы. С 2006 по 2015 годы учился, получил высшее образование, завёл семью. Работал строителем. И потом с 2015 года ушел служить по контракту. Вообще-то еще после срочной службы, в 2006 году подумывал, не остаться ли на контракт. Но тогда армейские реформы только-только начинались, и армия была еще далеко не такой, где я бы хотел остаться. Сами понимаете, решение о контрактной службе ответственное, ты себя с армией связываешь надолго и всерьез, и это должна быть четко работающая система. Ну, а в 2015 году, когда после армейской реформы все стало намного лучше,  еще раз хорошо подумал и вернулся служить.

Здесь у нас было несколько объектов. Мы работали по пляжам от Урзуфа до Мариуполя. 50 километров прошли за 20 дней.  Уже перед Мариупольским портом была уничтоженная миномётная позиция. Там мы за два дня около 900 боеприпасов нашли: миномётные мины и взрыватели, дополнительные метательные заряды, то есть порох, патроны. В общем, большое количество. Наверное, самое большее число находок у нас было там. Потом работали в самом Мариуполе, также несколько дней на «Азовстали».

Но только брошенными боеприпасами дело не ограничивается, встречаются и специально заминированные места, мы работали на участке дороги от Мангуша до Мариуполя. Там были установлены мины, обезвредили больше полусотни противотанковых мин ТМ-62. В нашем подразделении потерь не было, даже раненых.

Фото: 1MI

Интервью у Ивана мы брали когда группа журналистов снимала, как саперы работают на одной из станций водоснабжения Мариуполя.  Масштабы разрушений после продолжительных боев были видны еще хорошо. Жители обустраиваются в новой мирной жизни, и задача полного восстановления всех систем ЖКХ перед наступающей осенью рассматривается как первоочередная. На территории станции во время боев за город располагалась минометная батарея ВСУ. В результате она вся буквально завалена минометными минами, пороховыми зарядами, остатками военного снаряжения. В самых неожиданных местах можно встретить сложенные штабелем или просто сваленные в кучу ящики из-под боеприпасов. В любом кусте может оказаться снаряд с ввинченным взрывателем, а то и специально поставленная мина или «растяжка».

Все это разбросано на площади в сотни квадратных метров, в густой траве, среди строений и трубопроводов. Создается ощущение, что позиция для украинской минометной батареи была выбрана здесь совсем не случайно. От этой крупной станции водоснабжения зависит нормальная работа водопровода в большой части города, вполне возможно, что украинские военные рассчитывали на то, что важность объекта каким-то образом убережет их от серьезного обстрела. Если это так, то их расчет оправдался — на всей территории станции нет ни одной воронки или иного признака серьезного «прилета».

 

— Вы на пляже работали — покупаться удалось?

(Смеётся). Нет, мы ещё в мае начали работать, и там было совсем не до этого. Вот шли по пляжу и видели, как в городе ещё идут бои, как «Азовсталь» бомбят. Информация у нас была от сил ДНР, что возможны прорывы противника из окружения по несколько человек, мелкими группами со стороны Мариупольского порта.

Авиация работала, с кораблей наших, которые на рейде стояли, видели пуски ракет. Так что как-то не до купания было, скажем так, несколько напряжённая обстановка.

 — У вас каждый день выезды?

Да, каждый день. В последнее время преимущественно на объекты городской инфраструктуры. Это социально значимые объекты, например, водоочистные станции, объекты энергоснабжения.  Осень уже скоро, нужно же чтобы все работало — водоснабжение, отопление и тому подобное. А для этого должна быть полная уверенность, что на всех ключевых узлах системы все зачищено. Еще вот проверяли участки под строительство жилых домов. Людям надо где-то жить, их будут расселять в эти дома.

Фото: 1MI

Строительство нового жилья в Мариуполе началось ещё в первой половине лета. Часто эти стройки разворачивались на месте, где раньше стояли крупные торговые комплексы, работы ведёт Военно-строительная компания Минобороны, ещё в июле на первых этажах возводимых домов уже были квартиры с чистовой отделкой. 

Сапёры тем временем продолжают зачистку станции водоснабжения от следов пребывания украинских миномётчиков. В составе группы собака, немецкая овчарка. Возле неприметного кустика она останавливается, а затем садится, глядя на хозяина, инструктора-кинолога. Сапёры осматривают находку.

 — Сейчас мы видели, тут собака сработала. Что произошло?

Собака обозначила миномётную мину, калибр 120 мм. Мину будем увозить на уничтожение.

 — А самые часто встречающиеся боеприпасы какие?

В зависимости от территории, где и как бои проходили. На дорогах в основном противотанковые мины. Там, где участок под застройку, были украинские позиции. Там очень много было 30-миллиметровых снарядов, много боеприпасов для подствольного гранатомёта было найдено.

— Мирное население часто подрывается?

Бывало такое. Но это, скорее, единичные случаи. В основном из-за того, что заходят на территорию, которую ещё не проверили. Всё-таки боевые действия здесь шли масштабные, и поэтому тут ещё работать и работать.

— Как местные жители относятся к российской армии?

Ну, с негативом как таковым мы не встречались. Где мы находимся, люди видят, что работают сапёры, а это значит, что теперь тут будет безопасно. Практически всегда кто-то подходит, говорит, что где-то рядом видел боеприпасы, просят посмотреть, забрать, обезвредить.

Но не скажу, что приходится прям вот плотно общаться с местными. Не до того просто, работы много. А вообще, в Белгородской области немножко похож акцент на тот, как здесь люди разговаривают. Особенно если люди взрослые, они же все получали советское образование, то есть такие же, как мы. Поэтому пока что нормально всё.

Фото: 1MI

После окончания боев в Мариуполе довольно быстро заработал общественный транспорт, приводятся в порядок дороги, хотя урон жилому фонду нанесён серьёзный. Местные жители говорят, что пострадали в первую очередь те здания, которые покинули люди. В домах, где горожане оставались и тушили пожары, им удалось отстоять своё жилище и даже имущество.

  — Как вы думаете, вернётесь сюда работать строителем, например?

Не исключено (смеётся).

— Общаетесь с семьей?

Конечно, общаюсь, здесь все возможности для этого есть, связь работает. Я перед командировкой в отпуске был. И достаточно близко к границе. Я сам видел, слышал и прилёты с украинской стороны, и как авиация наша работает. У нас же тоже населённые пункты страдают.

— Как думаете, вся эта военная операция — это надолго?

Надеюсь, что нет, но понятно, что сейчас, точно что-то сказать на этот счет не может, наверное, вообще никто. Когда все закончится, я думаю, вряд ли уйду из армии. Тут работы для саперов еще много, на много лет вперёд. Ее делать кто-то должен.