Роман хабаровчанина с диабетом. Четвертый шаг

9 ноября 22:52
Фото: freepik.com
Диабет — враг тайный. Он убивает незаметно, ежесекундно по чуть- чуть подтачивая организм. Сегодня в Хабаровском крае количество больных сахарным диабетом составляет более 30 тысяч человек.

Возрастное увядание почти не заметно, если тебе до 40-ка, а потом, как обвал — морщины, седины, истончается удаль, не заводит то, что раньше заводило, из всего разнообразия в сексе предпочтение отдается еде и дивану.

Истерлось, истончилось все, хочется покоя. Как говорится все болезни от нервов, в том числе и диабет. Только сифилис от любви, а геморрой — от напряжений.

Как считают некоторые специалисты, сахарный диабет может возникнуть и  на нервной почве. Во время стресса организм концентрируется на обеспечении дополнительного питания. Чтобы воспользоваться всеми внутренними резервами, происходит выброс большого количества ряда гормонов. Поджелудочная железа, вырабатывая и выбрасывая значительную дозу инсулина, испытывает стресс. При определенных условиях только этого фактора может быть достаточно для развития диабета. Т.е во время какой-нибудь трагедии в кровь выбрасывается адреналин и кортизол, из-за чего уровень сахара в крови повышается, а действие инсулина нейтрализуется.

Все чаще накатывало бездумье. Врут, когда говорят что с возрастом приходит мудрость. С возрастом приходит старческое слабоумие. Особенно у тех, кто не любит напрягать мозг. Проверено на себе. Все сложнее усваивать новую информацию, и это бесит. Помимо этого, все больше проблем с памятью и внимательностью. Как-то потерял пиджак. Уходил в пиджаке, вернулся домой без него.

Через несколько дней схватился — ба! из квартиры исчез пиджак. Висел и растворился. Обыскал все, чуть ли не сделал генеральную уборку. Нифига, нет дорогой импортной вещи. Оказалось, что оставил на одной из работ. Так и висел бы в кабинете, ожидая своего хозяина до скончания веков, если бы не добрые женщины. Порой к чужим мужчинам дамы бывают добрыми. Вещь нашлась, жизнь снова прекрасна.

Про постоянно теряющиеся ключи, документы, зажигалки, мелкие нужные вещи даже вспоминать смешно.

«Это не диабет, это просто старение, — успокаивал себя я. — Надо отдыхать, спать нормально!». Спал я 3-4 часа в сутки. Днем, конечно, иногда, дико хотелось спать. До тупоумия.

У диабетиков  стабильное повышение концентрации глюкозы в крови усугубляется. Накопление в головном мозге сорбитола и фруктозы, образовавшейся из глюкозы, поражает нервы, негативно сказывается на проводимости и структуре нервной ткани. В итоге развивается ряд патологий, которые в целом называются диабетической нейропатией.

Конечно, я попивал сиофор с диабетоном. У сиофора, помимо того, что он снижает уровень сахара в крови, есть  еще одно волшебное действие — он способствует похудению.  Говорят, что снижает аппетит. Не ощутил, но килограммов пять полезного веса лишиться можно.

Но в какой-то момент все вышло из-под контроля. Я стал увеличиваться, особенно в области живота. Кто-то скажет, что это пивной живот. Так ведь и пиво не особо люблю, да и при диабете оно запрещено. Отшучиваясь, что это газы, поэтому нас и называют старыми пердунами, где-то в глубине души появлялась тень страха: если это газы и если я не остановлюсь, то в итоге меня разорвет! Но аппетит от этого не уменьшался. Даже наоборот.

Из-за поражения головного мозга у диабетиков ухудшается память, появляется хроническая усталость, плаксивость, нарушается сон.

Я продолжал почти не есть сладкого. Лишь изредка: «Надо бы мозг подкормить, а то тупею». Дошел почти до ста килограммов.  Все попытки похудеть, уменьшить свои окружности, ни к чему не приводили, даже, наоборот, в итоге приходил великий жор. Никогда раньше по ночам не бегал к холодильнику, а теперь — любимая тропа, а иначе не заснуть.

Уровень сахара упрямо не измерял: «Я все знаю, я потомственный диабетик, я — четвертый в семье».

Вегетативная нейропатия провоцирует сбой в нервной регуляции систем внутренних органов, что приводит к патологическим изменениям. Возможна тахикардия, не поддающаяся медикаментозному контролю, слабость, головокружение и потемнение в глазах при резкой смене положения тела. На фоне вегетативной нейропатии у диабетиков возможен инфаркт миокарда. При этом характерные боли отсутствуют и вовремя поставить диагноз сложно.

Как-то работал, сидел за компьютером, сочинял очередные свои вирши, закашлялся, в глазах потемнело, потерял сознание и упал с кресла. Но, видимо, потерял не все. Лечу я, значит, думаю теми крупицами сознания, что остались: «Сейчас буду пролетать блок от компьютера! Обрулить бы». Не случилось. Не промахнулся — со всего размаха лицом, а точнее носом, о край блока. Ощутил, что в носу стала появляться жидкость. А потом, как вспышка: «Это же кровь! Сейчас кровавый поток и на ковер. А кто потом отмывать будет? Пушкин?». Это и привело меня в сознание, т .е приземлился, а точнее приполился, уже в сознании. Подскочил, стал метаться. Заткнул нос, чем попалось под руку. Подошел к зеркалу: под глазами набухали два фингала. И тут в голове пацанье: «Стыдно-то как! Скажут — не отбился, слабак!» В голове-то не умещалось, что за пятьдесят, как правило, к седобородым мужикам даже гопники как-то жалобно и настороженно относятся: «Не жильцы уже! Свое отгуляли! Чего с них брать? Что с ними делить?»

Синяки долго не проходили, на переносице появилась вмятина. Нос и раньше не отличался прямотой, а теперь совсем как-то его покосило. Да и Бог с ним. С лица воды не пить. А тем более с носа.

Как сошли синяки, побежал в магазин, купил носки и трусы. Отложил в дальний угол, случись чего — есть и исподнее, и не ношенная рубашка в заначке. Позвонил дочке, и намекнул, что умру, только жечь без всякой помпы, а потом куда-нибудь — подкормить одинокую березку на Хехцире или рыб в Амуре.

Тогда и появилась шутка. На вопрос: «Как дела?» появился ответ: « Какие могут быть дела в возрасте мужского дожития?» Конечно, у людей некоторую оторопь это вызывает, даже после того, как напоминаешь, что в Хабаровском крае мужчины в среднем долго не живут. По данным пессимистов-56 лет, оптимисты говорят, что 59 лет, кто-то из околочиновствующих уверен, что чуть более 64 –лет.

Так бы и продолжался этот распад тела и личности, так бы текла кроваво-жирная жижа в моих венах, если бы не любопытство, поиск приключений, и самая обыкновенная жаба. «Ни разу не сидел на больничном, не лечился в санаториях, а деньги-то ежемесячно сдирают. С мертвой собаки хоть шерсти клок. Долой уныние и шуруй не в частную клинику за бесплатной медициной!»

Продолжение следует