У психологов значительно прибавилось работы в Хабаровском крае

11 ноября 08:16
Фото: freepik
В сообществе подсчитали, что за последние полтора года, когда накопились все «побочки» от затянувшейся пандемии, а потом еще и добавили свежих впечатлений другие события, поток клиентов в среднем вырос на 30-40 процентов. Как удержаться в границах ментального здоровья, рассказывает эксперт.

Как бы ни пытались специалисты объяснять это возрастающей культурой бережного отношения к своему метальному здоровью, снижением страха перед фигурой «душевного» доктора, у которого что ни диагноз — то приговор, причина очевидна: слишком сильным потрясением и для условно здоровых, и для тем более тонко восприимчивых граждан стали события новейшего времени.

— От года к году количество клиентов только растет и последние события, когда люди оказались в безвыходном положении, связанном и с мобилизацией, и с экономическими трудностями, порождают очень много напряжения, тревоги, расстройств. Хронические — обостряются в этот период. Расстройства, которых не было, появляются, — рассказывает Игорь Любачевский, клинический психолог, семейный психотерапевт, директор центра семейной психотерапии в Хабаровске.

Где болит

Жалобы, с которыми чаще всего обращаются люди, психолог делит на три условные группы. Первая — посвященные в целом эмоциональному состоянию, тому, как сильно оно меняется, как сложно с ним справится, как оно подвергает человека серьезным  эмоциональным перегрузкам, что сильно влияет на общий рисунок жизни, то, как человек пытается обустроить свою жизнь и строить хоть какие-то планы.

Неопределенность в постоянно меняющихся внешних обстоятельствах может дойти от вполне терпимой тревожности до панических атак и даже психосоматических расстройств.

Вторая категория — семейные трудности.

— Любой кризис в стране и в целом в мире обостряет застарелые конфликты и ссоры, драмы, которые как будто бы скрыто существовали в семьях. Те, кто пытался сохранить отношения, обнаруживают, что нет ничего, чтобы их сохранять. Те, кто не хотел жить вместе, вдруг с новой силой объединяются. Такой парадокс часто присутствует в семейной терапии. Особенно сейчас, — говорит Игорь Любачевский.

Третья категория — некое усиление трудностей, связанных с экзистенциальными, направленными в будущее проблемами. Сложно строить на жизнь, когда она в любой момент может оборваться или перейти в неизвестное качество без спроса у самого человека.

А в последние месяцы появилась еще и четвертая, прежде почти неизвестная в Хабаровске категория клиентов психолога. Люди, вернувшиеся из зоны боевых действий, видевшие войну, применявшие оружие по прямому назначению. Определенные травмы проявляются и у беженцев, вынужденных покидать разоренную родину и переезжать в чужую по сути местность.

Участники военных конфликтов испытывают острые проблемы, которые в разное время и по другим поводам получили название «афганский синдром», «вьетнамские флешбэки».  Игорь Любачевский отмечает, что в военных госпиталях вернувшихся бойцов пытаются подлечить не только физически, но и психологически, но после пережитых событий часто требуется более глубокая и долговременная терапия.

Чем лечить

— В нашей профессии есть два подхода. Первый — адаптивный, когда психолог старается адаптировать человека к тем условиям, в которых ему лучше жить. Второй является более ориентированным на личность. Мы стремимся помочь человеку осознать, готов ли он в таких условиях жить и что ему делать, чтобы их улучшить, если он хочет. Что  необходимо поменять, чтобы выйти за рамки прежней системы ценностей, в которых ему стало невыносимо. Оба этих подхода имеют право на существование, — рассказывает Игорь Любачевский.

Например, в последнее время некоторые наши сограждане задумались об эмиграции. Задача психолога здесь — помочь человеку осознать, что он действительно может изменить в этой ситуации, и надо ли это ему вообще. А когда определился с решением — как планировать свою жизнь с учетом изменившихся обстоятельств.

Кстати, прием психолога сегодня не только обычное дело для горожанина, но и вполне доступное. Один сеанс в Хабаровске стоит 1.5-4 тысячи рублей, стоимость и частоту определяет каждый специалист самостоятельно. Кому-то хватает часового разговора с терапевтом раз в неделю-две, а кого-то сразу отправляют к психиатру за рецептом на антидепрессанты.

Они тоже отличаются, не столько по составу, сколько по цене. Самый часто назначаемый препарат с одним действующим веществом в зависимости от торгового названия и фирмы-производителя может стоить и 300, и 3 тысячи рублей за упаковку на месяц. Конкретную торговую марку тоже определяет врач, исходя из материальных возможностей и других факторов в отношении каждого пациента.

Как с этим жить

Игорь Любачевский рекомендует: если человек замечает, что у него словно нет сил, как будто сильно исказились и стали серыми краски, которые его окружают, мало что вызывает прежнее чувство удовольствия, эта апатия не позволяет полноценно работать, общаться, чувствовать себя бодрым, добавляются еще какие-либо физиологические симптомы (нарушения сна, аппетита) и это длится больше, чем две недели — необходимо показаться специалисту.

На первом этапе не принципиально, какому: пусть это будет психолог, психотерапевт, врач-психиатр, врач-невролог, семейный врач. Если нет бюджета на частную практику, то в Хабаровске действует два бесплатных учреждения психологической помощи, по адресам: Калинина, 142 и Кубяка, 2б.

Показанием для обращения к специалисту является также сильная, продолжительная иррациональная тревога. Когда все вызывает беспокойство, человек будто потерял чувство опоры,  уверенности в себе, в настоящем, в будущем. А еще — абсолютное чувство безнадежности, невозможности принимать решения, сомнения во всем, нарушение отношений в семье, чувство одиночества, изоляции, повышенная плаксивость, ощущение, что нет никакого просвета.

Что же касается острых состояний, когда человек просыпается ночью в холодном поту и панике, то вначале стоит прибегнуть к самым доступным средствам.

— Походить по комнате, проветрить помещение, сфокусироваться на окружающих предметах, разбудить родных и попросить с вами посидеть, выпить тёплого чая с сахаром. Важно понимать, что приступ быстро закончится, концентрироваться на голосе или картинке, например, в телевизоре. При мыслях о смерти, которые часто приходят в голову и вызывают ещё большую панику, поддержать себя в том, что это реакция психики, это симптом.  При сильном подъёме давления можно принять гипотензивные препараты, но только если вы их ранее принимали. Если все равно тревога остаётся, принять успокоительное или вызвать скорую помощь, — советует Игорь Любачевский.

А вот с алкоголем или иными зависимостями доктор рекомендует лучше и не начинать — будет только хуже.