Posted 16 мая 2020, 02:28

Published 16 мая 2020, 02:28

Modified 31 августа 2022, 05:11

Updated 31 августа 2022, 05:11

Хабаровский край: Очаг коронавируса в глубокой тайге

16 мая 2020, 02:28
Фото: пресс-служба КГАУК "КНОТОК"
Почти в одночасье Ульчский район стал вторым после Хабаровска коронавирусным центром, пишет газета «Молодой Дальневосточник XXI век».

Страна Ульчия – историческая родина малых народов – ульчей, неивхов, негидальцев, исстари живущих в низовье Амура. К запредельно высокому уровню .т.н. социальных болезней, таких, как туберкулез, добавилась и коронавирусная инфекция.

На 15 мая в столице района селе Богородское было зафиксировано 146 больных коронавирусом, есть и жертвы - три человека.

Местные медики оказались совсем не готовыми к пандемии COVID-19. Из средств индивидуальной защиты – только тряпочки в виде медицинских масок. В итоге почти у всего медицинского персонала, за исключением двух человек, был обнаружен коронавирус. Врачи стали вести прием больных по телефону.

Конечно, власть ввела карантин, стали дезинфицировать общественные пространства. Вот только двое оставшихся врачей «живыми» на не только на Богородское, но и на близлежащие села, не слишком ли мало?

Богородское – не изолированное селение. Значит из близлежащих большей частью национальных сел приезжали туда кто за продуктами, кто в местную больницу на плановый прием к врачам. Совершенно логическим кажется протестировать и жители этих сел. Однако, ни воли власти, ни средств и возможностей у местных медиков не было. Напомним, что остались «живьем» всего два специалиста, а в сутках 24 часа.

«Я предварительно переговорила с правительством Хабаровского края, попросила организовать помощь, - рассказала Марина Одзял, председатель районной общественной организации «Ассоциация коренных малочисленных народов Севера Ульчского района». – Тесты на коронавирус делали только жителям Богородского. Я написала письмо Александру Витько, главе краевого Минздрава, и в Ассоциацию коренных малочисленных народов, чтобы подключить общественность. Реакция из Москвы была более быстрой».

Подключились москвичи, а тут уже не замолчишь трагедию.

Что же в итоге. Врачей в Богородское прислали. В два раза больше, чем просили – восемь человек. Пошел слушок, что в столице Ульчского района снимается карантинный режим из-за того что якобы опасность миновала. А что с остальными жителями соседних национальных сел? Что с ульчами, нивхами, негидальцами?

Ни одного теста на коронавирус у жителей близлежащих национальных сел не сделано. А зачем? Отчитаться ведь можно и Богородским, фотки на сайт правительства выложить – работаем, однако. А тесты - вещь дорогая, денег стоит. Чего там люди - не куплено, еще нарожают. Может так думают чиновники? А иначе чем можно объяснить такую беспечность?

«Когда нет нормальных медицинских пунктов, все занимаются самолечением. У мужика болит голова, так с больной головой и умирает. Как живут люди в маленьких национальных селах, никто не знает. Может они там все потихоньку болеют коронавирусом», - задается вопросом вопросом Марина Одзял.