У губернатора Фургала есть свои, далеко идущие планы на Ванинский порт?
Аналитика

У губернатора Фургала есть свои, далеко идущие планы на Ванинский порт?

27 февраля 2019, 13:21Photo: пресс-служба правительства Хабаровского края
Зачем главе региона понадобилось делать резкие заявления о крупной компании, грозить мерами, которые приведут к катастрофе?

Срок действия Постановления правительства России, ограничивающее экспорт лома черных металлов через большинство самых удобных для этого груза портов ДФО, истек 20 января 2019 года. Продлевать срок действия этого документа российские власти отказались. Как известно, единственным выгодополучателем от запрета экспорта лома, как известно, был комсомольский-на-амуре завод «Амурсталь», имеющий самое прямое отношение к семье губернатора Хабаровского края Сергея Фургала – его супруга владеет 25% акций предприятия. После того, как действие правительственного документа прекратилось, «Амурсталь» потеряла исключительное преимущество покупки сырья. Сегодня для завода как никогда важен экспорт металла в страны АТР. А для экспорта нужны порты.

Продукция «Амурстали» идет через Ванинский порт. По данным компании, в 2018 году порт в 5 раз увеличил перевалку металла по сравнению с 2017 годом – до более чем 410 тыс. тонн. Однако металл – не единственный груз порта. Из Ванино на экспорт уходит лес – более 500 тыс. тонн в 2018 году, 380 тыс тонн каботажных грузов.

Тем не менее, основным грузом для порта Ванино в котором работает промышленная группа «Мечел», остается уголь. И хотя в 2018 году порт на 7% снизил перевалку сухих сыпучих грузов, тем не менее, объем составил 4,6 млн тонн.

«Амурсталь» же, судя по информации, размещенной на официальном сайте компании, основной задачей заявляет доведение объемов производства жидкой стали до 2 млн тонн в год.

Порт Ванино идеально удобен для перевалки продукции «Амурстали» - Комсомольск-на-Амуре и Ванино связывает надежное железнодорожное сообщение, время в пути не более 12 часов.

В этой связи в совершенно ином свете выглядит недавнее заявление губернатора Фургала о намерении ввести в Ванинском районе ЧС в связи с пылением и остановить работу порта.

Как уже говорилось, порт снижает объемы перевалки угля, обзавелся мощной пылеподавляющей техникой, того накала социального напряжения, который наблюдался в муниципалитете в 2013 – 2015 годах нет. Эксперты признают, что порту Ванино, как и большинству портов, построенных еще в советские времена, нужна модернизация, новые технологии, Дальнему Востоку нужны современные новые терминалы, и они строятся, но все это, конечно, дело не одного дня и даже не одного года.

Но, видимо, все эти тонкости не вполне понимает губернатор Фургал. Или – «не хочет понимать»?

На фоне всего вышеперечисленного как минимум странным выглядит недавнее заявление Сергея Фургала, сделанное во время его рабочей поездки в Ванинский район:

«После крупного скандала несколько лет назад, владелец установил снегогенераторы. Но этого явно недостаточно. Все дело в открытом способе перевалки угля. Если окажется, что деятельность Ванинского торгового порта подрывает здоровье населения, нам придется принимать меры. Вплоть до введения режима ЧС и остановки работы порта», - заявил Фургал.

Как уже сообщалось, губернатор направил в Ванино комиссию минздрава, которой поставил цель выяснить количество бронхолегочных заболеваний и их связь с работой порта Ванино. Это еще одна странность. Вообще, поступки господина Фургала не отличаются логичностью. Одно из его последних распоряжений – запрет чиновникам «неэффективных командировок»:

«Звоните по телефону и выясняйте».

Но гнать целую комиссию в Ванино за информацией, которую легко можно узнать, не выходя из кабинета, просто сняв трубку и позвонив в минздрав края – это и есть самая неэффективная командировка.

Например, на сайте Хабаровскстата есть информация о том, что основной причиной смертности в Хабаровском крае являются отнюдь не бронхолегочные, а сердечно сосудистые заболевания – в 2018 году от болезней сердца и системы кровообращения умерли 8 124 человек, а от болезней органов дыхания – только 584. Это – по всему краю.

В Ванинском районе сердечно-сосудистые болезни также занимают первое место среди причин смертности населения. Граждане из определенных слоев населения умирают, конечно, от туберкулеза, но в остальном бронхолегочные болезни вовсе не являются основными причинами смертности.

Зачем же губернатору края потребовалось гнать целую комиссию высокооплачиваемых специалистов в Ванино, платить им командировочные, оплачивать из бюджета гостиницу, если ему на стол в течение часа могли положить подробный доклад?

Есть и другие вопросы, вызванные заявлением Сергея Фургала после поездки в Ванино.

В Хабаровском крае с работой, которая приносила бы людям стабильный и достойный доход, настоящая беда. Люди тысячами бегут из региона в центр, за запад и юг страны. В 2018 году край покинули в поисках нормального заработка более 58 тыс. местных жителей. Это, как правило, образованные и трудоспособные жители, в большинстве. Им на смену приезжают жители бедных регионов, преимущественно сел и деревень, из ближайшей к региону ЕАО, а также мигранты из бывших союзных республик. Но даже мигранты уже не могут заполнить огромную демографическую брешь, в которую проваливается край – за 2018 год регион опять оказался в минусе на 4931 человек.

О предстоящих крупных сокращениях работников заявили Амурский судостроительный завод, Авиационный завод имени Гагарина. В том же Ванино 26 февраля на забастовку вышли рабочие проблемного гиганта лесопереработки «Новый лес» (бывший «Аркаим») – они жалуются на хроническую невыплату зарплаты, принуждения к увольнению, на то, что им нечем кормить детей.

И вот на фоне такой вопиющей ситуации глава региона заявляет о возможной остановке предприятия, которое обеспечивает работой и стабильным, и довольно неплохим, более 57 тыс. рублей в месяц, заработком более 700 рабочих. Добавим сюда членов семей этих работников – получается, что губернатор поставил перед угрозой голода не менее 2 тысяч человек? Ради чего? Зачем понадобилось главе региона сеять панические настроения среди огромного коллектива порта?

«Да если речь пойдет о том, что порт остановят, тут такое начнется! Народ и так выживает уже кое-как, все же подорожало, коммуналка, продукты, да все! Если сейчас работу потерял – все, тебя нет и семьи твоей нет, всем конец. Тем более – сейчас в порту лучше стало, чем раньше, много металла, леса, каботаж пошел. Зачем останавливать? Много бед от этого будет», - сказал рабочий порта, попросивший не называть его фамилию.

Сергею Фургалу, супруга которого владеет 25% акций «Амурстали», нужен весь порт под экспорт металла? Такие предположения сегодня высказывают очень многие.

Некорректными выглядят заявления Фургала еще и потому, что он нарушил неписанные правила любого руководителя региона – ни в коем случае не создавать социальное напряжение на вверенной ему территории. В Ванино работает крупный угольный терминал СУЭК, рядом строится еще один – компании «Колмар», в проекте строительство специализированного угольного комплекса ТЭПК Руслана Байсарова. Всем этим игрокам безусловно интересно, чтобы порт Ванино перестал заниматься перевалкой угля. Своим неосмотрительным заявлением, которое, судя по всему, не было продумано и рассчитано было исключительно на пиар, господин Фургал дал пищу самым неожиданным предположениям. Поговаривают, например, даже о том, что он лоббирует интересы какой-то крупной промышленной группы. Это, разумеется, разговоры и не более. Но ведь и заявление Фургала об «остановке порта Ванино» - не более, чем просто разговоры. Так же, как не более, чем разговорами оказалось и его обещание не допустить утраты Хабаровском статуса столицы ДФО, и обещание сделать Хабаровск городом федерального значения, которое в принципе невозможно исполнить, и многое другое.

Если же резкие заявления губернатора Фургала имеют под собой далеко идущие планы, то вряд ли этим планам суждено осуществиться – у порта Ванино есть собственник, который наверняка не станет сидеть сложа руки и смотреть, как его выживают из порта, в который он вложил 15,5 млрд рублей. Что из этого получится, предположить несложно – затяжной конфликт с крупным бизнесом, потеря сотнями рабочих работы и заработка, напряженная социальная обстановка в одном из ключевых муниципалитетов края, как следствие – еще более усиливающийся отток населения.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter