Posted 16 мая, 05:00

Published 16 мая, 05:00

Modified 16 мая, 05:00

Updated 16 мая, 05:00

маскировочная сеть

Маскировочные сети плетут в доме ветеранов Комсомольска-на-Амуре

16 мая 2024, 05:00
Фото: 1MI
маскировочная сеть
Когда бабушки вяжут для своих внуков, это обычно вызывает умиление и ассоциируется с теплыми свитерами и варежками. Однако в краевом доме ветеранов в городе Юности ситуация особенная: здесь тоже вяжут, но не для внуков, а маскировочные сети для фронта.

Дом ветеранов — особое место, где встречаются опытные руки и искренние сердца.

Мария Ивановна, постоянная участница этого благородного дела, рассказала:

— Мой племянник участвует в СВО. Он отправился добровольцем и уже трижды был ранен, но всё равно возвращается к службе.

Слова Марии придают её труду особый смысл, подчеркивая, что каждое движение спиц — это не просто узор, а возможность спасти жизни и укрепить дух бойцов.

На этаже краевого дома ветеранов нет привычных мастерских станков — здесь только вязальные спицы и пряжа. Но работа кипит ничуть не меньше, чем в любом производственном цеху. Эти женщины создают не просто товар, а стремятся к своей цели шаг за шагом, посылка за посылкой. Семь таких посылок уже отправлены на передовую, приближая день победы.

Многие из этих женщин — так называемые «дети войны». Они родились и росли в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны, когда им приходилось взрослеть слишком рано. Истории о том времени пробирают до глубины души.

— Наш отец воевал. Он родился в 1921 году. Его призвали в армию за считанные дни до начала войны, и вернулся он только в 1947 году, — вспоминает одна из ветеранов, и её глаза блестят от слёз.

Эти женщины помнят, как тяжело тогда было с едой. Как они делили продуктовые карточки, чтобы хоть немного подкормить младших, и как разрывались осколки над их головами.

— Наши деды сражались с фашистами, а мы сейчас с националистами, — говорят они с нескрываемой гордостью и болью.

Зинаида Григорьевна пережила потерю отца на войне. Её мать стала вдовой ещё до рождения пятого ребёнка. Страшная неизвестность и боль утраты сопровождали её с детства. Но годы спустя, когда началась СВО, она с мужем твёрдо решили помогать всем, чем могут.

— Мы чувствовали жалость и сочувствие к тем, кто переживает бомбёжки, — рассказывает она. После смерти мужа Зинаида не остановилась: перечислила две свои пенсии и продолжает помогать до сих пор.

Зинаида Реутова из Комсомольска-на-Амуре также не остаётся в стороне.

— Раньше по тысяче отдавала, теперь пенсию прибавили — по две тысячи каждый месяц отдаю, — говорит она с чувством глубокой ответственности.

Эти женщины смущаются вниманием прессы, не привыкли к публичности. Для них помощь — это естественное проявление заботы и любви. Валентина Козлова, учитель русского языка и математики, вспоминает тяжёлые годы:

— Машина подъезжала, сажали нас и увозили на поля.

Она потеряла отца на войне, и её мать родила пятого ребёнка в условиях крайнего недоедания.

Валерий Ладо, уроженец нанайского села Бельго, с гордостью осмотрел результаты своего труда в доме ветеранов:

— Все окна от первого до пятого этажа — это наша работа. Было тяжело, работали без выходных, — говорит он, любуясь своими достижениями.

Ветеран строительства, Валерий попытался добровольно присоединиться к специальной операции, когда она началась:

— Я служил на гаубицах наводчиком. Звонил в военкомат. Спрашивают: «Сколько вам лет?» Говорю — семьдесят! А они: «Таких мы уже не берём!

Все его усилия исходят из глубины сердца, без внешних призывов и давления. Желание помогать и поддерживать своих близких и солдат является общенациональным и твердым, как та великая Победа 1945 года, которой все так гордятся и к которой призывают стремиться.

По материалам ГТРК «Дальневосточная».

"